Поездка в Давид Гареджи

< Часть первая. По дороге в Кахетию.

Часть вторая. Квишишдар и монастырь Натлисцемели

Часть третья. Давид Гареджийская Лавра и монастырь Удабно. >

Часть четвертая. Дорога домой. >

Местоположение на карте (GoogleMaps) + трек(*.plt) >

Крепость Квишишдар мало где упоминается, по крайней мере в Интернете найти о ней какую-нибудь информацию практически невозможно. Встречаются, разве что, воспоминания призывников - срочников, которым выпала удача побывать в свое время на военных полигонах в этих краях. Воспоминания эти очень теплые и искренние, что и неудивительно – и крепость Квишишдар и притулившийся к ней действующий и ныне монастырь Натлисмцемели (Иоанна Крестителя) производят удивительное впечатление, хотя, на первый взгляд в них нет ничего особенного.
Расположен комплекс на склоне холма, который примостился невдалеке от дороги, как мог бы сидеть на пригорке и смотреть куда-то на юго-восток вдаль библейский пророк. Об Иоанне Крестителе говорят, что он был лишь указующей вехой на пути Христа, именно в этом его величие и значимость. Вот так же и монастырь Натлисмцемели является лишь дорожной вехой на пути в удивительную Гареджийскую Лавру, не теряя при этом своего достоинства и величия.
Мы поднимались к комплексу по радостному серпантину дороги, который приплясывал в складках рясы холма-отшельника. Здесь разрослась довольно-таки буйная растительность, сильно контрастируя с голыми степными пейзажами, остающимися у нас за спиной - уже августовскими, пожухлыми и какими-то желтовато-коричневыми. Здесь же зеленые проплешины травки украшали и более отдаленные овражки, к которым сбегали монастырские огородики.
Вершину холма, с очень маленькой площадкой, на которой с трудом могут разъехаться две-три машины, венчал поджидающий нас Квишишдар. Это укрепительное сооружение, скорее всего, было построено уже после того, как на склонах холма был основан и действовал монастырь, датируемый самое ранее VI в.

 

 

 

Старые камни, старые, пережившие не одну орду захватчиков, стены… Казалось, они по доброму, старческими усталыми глазами следили за нами – любопытными человечками двадцать первого века, поднимающимися к их подножию…
Честно говоря, трудно представить, как в этих краях могло сохраниться хоть что-то, учитывая количество набегов басурман и вереницы их сатрапов, которые только и делали, что жгли, грабили и разрушали. Да, Давид Гареджийские монастыри перестраивались и реконструировались неоднократно, но, тем не менее, в том же Натлисмцемели сохранились кельи и стела VI-VII веков.
Квишишдар нависал над дорожкой, добродушно приглашая нас заглянуть в его лабиринты. Уже снизу было видно, что склон у подножия башни пестрит пещерами, ходами и заманчивыми отверстиями, которые так и напрашивались на то, чтобы по ним побродить-полазить.

 
 

 

Ан нет. Недостатком действующих монастырей является то, что живущая в них братия сама решает, куда пущать залетных туристов, а куда нет… Возможно, будь у нас побольше времени и не спеши мы в Лавру, удалось бы уговорить иноков пустить нас в крепость, но времени на это у нас не было. Пришлось довольствоваться тем, что было общедоступно. А это, поверьте мне, тоже немало! Старые кельи, высеченные прямо в скалах церквушки и какие-то хозяйственные помещения громоздились на склоне чуть левее крепости и основного монастыря с «модернизированными» помещениями, где в скалы были врезаны современные пластиковые двери и окна.
Древние кельи нас определенно впечатлили. Добраться до них можно с некоторым трудом по сыпучим тропинкам, воображающим себя горными уступами. Что тут творится в дождь лучше не думать.
Внутри на стенах еще видны следы работы монахов - «камнегрызок», а ложа, высеченные прямо в породе и масюханькие ниши для светильников то ли умилили, то ли восхитили – ведь люди годами жили здесь! Остальные помещения тоже приглянулись, причем не только нам. Так, самая большая из скальных церквей стала здесь приютом для летучих грызунов. О них недвусмысленно напоминали благоухающие кучи на полу. Увы, до того, чтобы прибраться в этом памятнике древней архитектуры ни у кого руки не дошли… Летучие же мыши обладали отменным вкусом, выбрав самый темный и таинственный из здешних чертогов. Даже днем в нем царил полумрак, и, казалось, что из темноты вот-вот выступят фигуры в черных хламидах, зажгут свечи и начнется богослужение… В этом зале фресок почти не сохранилось, зато в часовеньке они были. Забегая вперед скажу, что в Удабно – еще одном монастырском комплексе, раскинувшемся над Лаврой - фрески в намного более лучшем состоянии, но и Натлисмцемели есть чем похвастаться. Пастельных тонов, наполовину стертые, но все равно величественные, эти фрески дышат временем, недвусмысленно намекая на то, что для их почтенного возраста и для тех условий, в которых они находятся, доступные всем ветрам, эти средневековые посланцы в стойкости и выносливости могут посоперничать со своими создателями – аскетами.

 

 

Удручает одно – неимоверно огромное количество наскальной «живописи», датируемой уже новым временем и предназначенной увековечить Нугзаров, Петь и Джонов, некогда побывавших здесь. Причем самый ранний из этих «шедевров» датирован XIX веком. Это одновременно удивило и огорчило… Хотя… Что ж, люди мало меняются.
Полазив вдоволь по склону и насмотревшись на старые камни, мы отправились в основную церковь комплекса, которая в отличие от всего виденного нами была не высечена в скале, а построена. Известна она тем, что после победы над турками и окончательного присоединения к Грузинскому царству Эрети и Кахети при Давиде IV Строителе (1089-1125) здесь были созданы очень интересные фрески, изображающие не церковных, а светских лиц – царей Баграт IV, Давид IV, царицу Тамар и прочих выдающихся личностей… А еще здесь хранилось одно из самых ранних и самых богатых монастырских собраний древних рукописей и книг Грузии…
Церковь оказалась столь же таинственной, как и ее более древняя товарка, примостившаяся на склоне холма, но, в отличие от последней, содержится она в намного лучшем состоянии. К тому же церковь действующая, здесь регулярно проводятся службы, пахнет ладаном и из угла за тобой зорко, но довольно дружелюбно следят «прицерковные товарищи». Но дальше этой «слежки» дело не идет. Можно смотреть, фотографировать, болтать в полголоса. Женщин даже не попрекают отсутствием юбок (что распространено во многий церквях Грузии), и довольствуются тем, что просят надеть на голову платок. Атмосфера же здесь царит совершенно средневековая – темные тени по углам, лучик света, вырывающий из темноты чей-то лик, старинные барельефы, потемневший от времени иконостас…

 
 

 

Надышавшись этой удивительной атмосферой, мы вновь вышли на яркий свет и лениво стали спускаться к машинам. Степь, раскинувшаяся перед нами, казалась теперь веселой, беззаботной и приветливой. Она подмигивала, она звала дальше… За спиной оставались любезные иноки, с которыми наши ребята успели поболтать, сыпучие тропинки и уплывающие куда-то во тьму церковные своды… Время тоже улыбалось нам, оно знало, что впечатления, полученные здесь были далеко не пропорциональны потраченным на них часам и минутам… Мы отправлялись дальше, к Лавре… 

 

Рейтинг@Mail.ru

Рейтинг@Mail.ru